Если от меня зависит, что победит: свет или тьма - мой выбор известен заранее

моя страничка с творчеством: samlib.ru/shewljagina_o_a/
я и мои фанфики по ГП: www.hogwartsnet.ru/fanf/member.php?l=0&id=28195
группа Вконтакте http://vk.com/club89945918



...Любой писатель пишет о себе.
Легко? Не торопитесь улыбнуться.
Когда в одной - десятки душ проснутся,
Неутомимых в яростной борьбе,

Есть два пути, и оба - не подарки.
Бежать от вдохновения? Бегом?
Или - принять? В привычный старый дом
Впустить огонь, мучительный и жаркий?

А результат известен: ты уйдешь.
Куда? Решай. От мира? От себя?
Кляня судьбу? Приветствуя? Скорбя?
Сплетутся в сердце Истина и Ложь...
Keena

Достаточно, чтоб кто-то невзначай
Вошел в твой мир и в нем мгновенье прожил...
А муза вновь подхватывает вожжи...
И остывает недопитый чай...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:04 

Генеалогическое древо Клана

Девушка с крыльями и хвостиком
23:34 

Просто впечатления и мысли

Девушка с крыльями и хвостиком

Давно не писала тут... Год начался по-сумасшедшему... и подолжается. Такое ощущение, что в 12.00 под бой курантов кто-то круто завел часы моей жизни, и стрелка начала сумасшедше крутиться, увлекая меня за собой...

 

Январь

Пожинаю плоды встречи НГ. Новое начальство усложняет жизнь и делает ее почти адреналинной. Дописан Дурмстранг.

 

Февраль.

Еду в командировку в Питер, встречаю коллег, с которыми тепло и интересно. Меня повышают до начальника подразделения. Ввязывюсь в тренинг. Нахожу себе нового подчиненного.

 

Март.

Еду в отпуск. Впервые не одна. С подругой. Две недели на море и солнце. Плаваю с дельфинами, это чудесно. Танцую на пляже, это на меня не похоже.

 

Апрель.

Поездка в Псков. Экскурсии. Знакомства, очень интересные, пока непонятно, к чему приведут... Но знакомства удивительные и непредсказуемые. Проблемы на работе, которые нужно решать. Быстро. Закрытие филиалов на селе - меня ждут сложные времена.

 

Май.

Жду 9 Мая. Автобульвар. Поездку в Иркутск. Боюсь июня, потому что там открытие ВИП-офиса. Жуть.

 

Это кратко, но по сути, а на деле - эмоции, эмоции, эмоции... И остается две мечты, самых больших и заветных, с которыми просыпаюсь и засыпаю. Говорят - если очень чего-то захотеть, это обязательно сбудется.


@темы: творчество, работа, настроение

19:21 

Понравилось

Девушка с крыльями и хвостиком
Вычитала на Поттер-Фанфикшн

"Фикрайтеры пишут фанфики безвозмездно ради собственного удовольствия, но бывает, что размер этого удовольствия уменьшается и писать дальше нет сил. Лучший способ подтолкнуть автора к написанию продолжения - добавить фанфик в избранное, выставить высокую оценку и написать комментарий". (с)

@темы: настроение, творчество, фанфики

23:20 

Девушка с крыльями и хвостиком
Мне временами кажется, что я брежу. Что происходящее уже несколько лет в моей творческой жизни - не со мной. С самого первого отзыва, с самого первого понимания, что кому-то это нравится, что кого-то это вдохновляет, - с самого первого такого понимания все было странно. И это странно не плохо, нет, просто... ирреалистично. Ведь я обычный человек из обычного маленького города с обычным желанием что-то кропать, и в не то что в России, в мире, таких миллионы... Но почему-то именно мой ник, однажды придуманный и так мною любимый, вдруг стал узнаваем в некоторых кругах, стал символом чего-то в огромном мире... Все это неохватно, непостижимо, странно. Наверное, я никогда не смогу до конца это понять, даже теперь...

Я надеюсь, что однажды я напишу что-то такое же выжное и сильное, как Паутина, которая, как мне кажется, несет в себе все самое лучшее, что есть во мне, все те чувства, которые бы я хотела видеть вокруг себя, всех тех людей, которые окружают меня и делают мир ярким и прекрасным... Паутина - это я, и мне бы очень хотелось суметь снова написать все эти чувства и переживания, но не повториться...


@темы: творчество, настроение, фанфики

20:35 

Девушка с крыльями и хвостиком

- Здравствуйте, я в газете увидела фото щенка, очень похожего на девочку, что мы отдавали в добрые руки... Она откликалась на имя Дейзи и у нее был пятый пальчик на задних лапах...

- Нет, это не ваша девочка, но Дейзи мы знаем - она живет во дворе дома по улице А., уже давно...

- Это тот дом, куда мы отдавали Дейзи...

 

- Здравствуйте, меня зовут Ольга, я вам в конце февраля отдавала щенка. У вас все хорошо?

- Да, да, у нас все хорошо.

- Она дома, у нее все отлично?

- Нет, она не дома, я ее во дворе держу, мне некогда ею заниматься, ее подкармливают соседи...

- ???????

- Ну, иногда я забираю ее домой...

 

- Привет, слушай, ты не видела в соседнем дворе мою Дейзи?

- Видела, она уже давно во дворе живет, мы ее подкармливаем.

- Почему же ты ничего не сказала?

- Не хотела расстраивать.

- ?????

- Прости.

- Да ты-то чего извиняешься. Она сейчас во дворе?

- Да.

- Забери ее, я за ней в обед зайду. Она грязная? На ней есть ошейник? Подойти даст?

 

- Привет! Мы ее искали, но пока не нашли, обычно она вот тут сидит, под деревом.

- Я буду ее искать, пока не найду, и заберу домой.

- Давай искать вместе...

 

Она сидела у гаража. Я сразу ее узнала, хотя она очень выросла. Стала копией мамы, только другого окраса и, конечно, совсем другого вида: худая, ребра выпирают, грязная, вместо белого окраса - грязно-серый, глаза гноятся, палец на лапе вывернут, ухо и щека поцарапаны, рахит на лицо, узкий, явно не по размеру ошейник...

- Дейзи, девочка моя,- и слезы по щекам. Подошла не сразу, побоялась. Но потом узнала, бросилась ко мне, стала взбираться на руки, облизывать. Узнала.- Прости, прости, девочка, я так перед тобой виновата. Прости,- слезы в грязную вонючую шерсть, сгрести этого огромного ребенка, которого я отдала и который несколько месяцев жил на улице.- Прости, прости, прости... Мы пойдем домой, ты ведь помнишь дом? Мама уже варит тебе еду, мы тебя помоем, я купила тебе витамины и пирожок с сосиской, и поводок новый, и ошейник, пойдем... Пойдем домой...

 

Она шла смирно, спокойно, иногда прижимаясь к коленям или облизывая пальцы на руке, что держала поводок. Ее не узнать, нет игривого веселого щенка, любимицы мамы-Астерии и всей семьи... Но это она, наша девочка, в ответе за которую мы были...

 

Чистая, причесаная, накормленная, с промытыми глазками и капельками на холке от блох, с обработанными ранами, этот большой ребенок спит на диване, обняв свою детскую игрушку - ботинок, который они с Алом начали грызть еще "до". Крупный пес, которому нет и шести месяцев, а по размерам - не меньше четырехлетней мамы, только беспокойная, худая, запуганная... Она спит и спит, только раз встала, когда опписалась во сне... И никто не ругается, все ласкают, гладят - мы виноваты...

 

Как можно взять собаку и выкинуть ее? Зачем брать, если она тебе не нужна? И как у человека подымается рука бросить щенка? Не могу понять. Я виновата, да. Но что тогда сказать о "человеке", который вдвойне перед ней виноват? Бог ему судья. Все к нему вернется, я уверена.

 

А Дейзи спит и видит сны. Надеюсь, хорошие.

 

 

 

 

 

Дейзи вернулась домой...


@темы: настроение

18:21 

Египет: записки отдыхающего и путешественника

Девушка с крыльями и хвостиком

День пред-первый


Путешествие началось с поезда, в который я загрузилась в Птз. Поезд теперь не просто так, а фирменный, где дают цветные карандаши – видимо, из-за них цена на билеты подскочила практически вдвое. Но не будем придираться – сели, поели, почитали, поспали – вот и столица.

читать дальше

День первый

читать дальше

 


День второй

читать дальше

День третий

читать дальше

День четвертый

читать дальше

День пятый

читать дальше

День шестой

читать дальше

День седьмой

читать дальше

День восьмой

читать дальше

День девятый

читать дальше

День десятый

Последний завтрак, последняя прогулка к морю, обязательный ритуал с бросанием монет в фонтан, судорожное закрывание чемодана с помощью ноги и рук, автобус, аэропорт, самолет… Под нами блестело на солнце Красное море, по которому я буду очень скучать…

15:09 

Девушка с крыльями и хвостиком




Надеюсь, что у тебя все будет хорошо в новой семье. Удачи, Дейзи!


Альбуса словно сглазили. Он снова у нас дома. Первые кандидаты в хозяева держали его у себя чуть больше часа, потому Буся вернулся домой и долго приходил в себя. Следующая семья увезла его к себе в прошлую среду, вчера я забрала его у них - голодный, грязный, зашуганный, с израненными неизвестно кем или чем ушами, он носился по нашей квартире, поскуливая от счастья и виляя хвостом. Как можно так издеваться над ребенком, мне никогда не понять, просто благодарю Бога, что я приехала сделать ему прививку... Теперь он дома, с нами, приходит в себя, завтра придет ветврач, мы его помыли и пытаемся медленно подкормить... Любимый и такой хороший, ему так не везет... Надеюсь, что третья попытка будет как в сказке - счастливая...


16:24 

Таинство рождения: Чарли Поттер (2)

Девушка с крыльями и хвостиком
Джеймс вздрогнул, когда крошечное существо в его руках вдруг закричало. Он знал уже достаточно о детях, постарался осилить несколько книг о младенцах, к тому же в его прошлом был малыш Альбус, а теперь еще и племянник, что безмятежно спал на руках Малфоя, но к крику собственного ребенка он явно не был готов.
Тут же захотелось куда-то деть кричащего младенца, а самому убежать, пока сын не вернется в сонно-молчаливое состояние.
- У него что-то болит?- испуганно спросил Поттер, держа ребенка почти на вытянутых руках и беспомощно глядя на сестру. Рядом насмешливо фыркнул Скорпиус, отходя, чтобы положить Луция в люльку.
- Джеймс, успокойся, все хорошо,- Лили постаралась спрятать улыбку, заметив, как побледнел брат.- Дети часто плачут, это нормально…
Сестра осторожно забрала у него малыша и стала укачивать, что-то тихо приговаривая. Поттер беспомощно следил за ней, так и не опустив руки, в которых стало как-то странно пусто.
Он резко повернулся, потому что в их спальню отворилась дверь, и оттуда вышли Теодик и Сметвик. Оба были серыми от усталости, они о чем-то тихо переговаривались.
- Так, спокойно, Джеймс,- тут же заговорил старый целитель, остановив движение Поттера в их сторону. Голос Сметвика был таким же усталым, но полным добра и заботы.- Все позади, теперь ей нужно отдыхать и набираться сил. Я буду заглядывать раз в три дня…
- Она хочет вас видеть,- заметил Тео, надевая свою мантию и глядя в упор на Джеймса.- Роза почти закончила,- целитель мельком взглянул на младенца, что молча лежал на руках Лили.- Я зайду завтра.
Джеймс краем уха слушал слова двух мужчин – ему нужно было попасть в ту комнату, к жене.
Наконец, в дверях показалась и Роза, снимавшая на ходу халат. Она устало прислонилась к мужу и с блеклой улыбкой посмотрела на кузена:
- Я пришлю кого-нибудь тебе в помощь, пока Ксения полностью не оправится. Я бы осталась сама, но…- она взглядом показала на свой живот и стоящего рядом Тео. Понятно, что кузине сейчас нужно отдыхать не меньше, чем Ксении.
- Я пока побуду тут,- вызвалась Лили, на что нахмурился Малфой, но промолчал.
- Идите к ней, оба,- Роза указала взглядом на младшего Поттера.- Иначе она не заснет, а ей нужно отдыхать…
Джеймс подошел к сестре и аккуратно взял сына, обеспокоенно глядя на кузину и ее мужа. Он надеялся, что все действительно так хорошо, что их можно отпустить, ведь сам Поттер вряд ли что-то сможет сделать в случае проблем, оставшись с женой и новорожденным ребенком наедине. Было страшно отпустить целителей.
- Все будет хорошо, Джим,- подбодрила его кузина, глядя, как он идет к открытой двери заветной комнаты.
Им овладела робость, а еще было страшно. Его Ксени…
В полумраке комнаты пахло каким-то невообразимым количеством зелий, и Джеймс поморщился – он не любил больницы.
Она лежала на постели, бережно укрытая, на прикроватном столике стояли стаканы и бутылочки. Не осталось ни следа ушедших часов страданий…
Ксения смотрела на них с усталой улыбкой на сухих, бледных губах. Она была сейчас бледнее Малфоя, большие глаза выделялись на осунувшемся лице. Золото волос было собрано в косу, к которой явно приложила руки Роза.
Джеймс замер в изножье, не находя слов.
- Мои мальчишки…- голос ее был слаб и почти незнаком, как и контур ее фигуры под одеялом.- Я вас немного напугала…
- Ксени,- выдохнул он, подходя и осторожно опускаясь на край постели. Он хотел бы коснуться ее руки, – такой тонкой и наверняка ледяной – ее лица, ее волос, но не мог, потому что на его ладонях лежало их сокровище.
Она словно поняла его, протянув руки в немой просьбе. Пальцы ее немного подрагивали, и Джеймс на секунду задумался, а потом осторожно положил ребенка рядом с ней на кровати.
Ксения улыбнулась, как-то болезненно повернулась на бок и долго смотрела на дремавшего малыша, ее пальчики ласково поглаживали край одеял. В комнате стояла такая щемящая тишина, что Джеймсу стало не по себе.
- Прости, что не был рядом,- прошептал Поттер, опускаясь на колени у края кровати и глядя на свою жену и ребенка.
- Так было надо, Джим,- ее холодные пальцы коснулись его щеки, он перехватил руку и сжал в ладонях.
- Теперь все хорошо?- спросил он, вглядываясь в ее усталые, но счастливые глаза.
- Да,- кивнула она, не раздумывая,- просто я некоторое время буду изображать из себя пациентку,- пошутила Ксения, ее взгляд перемещался с сына на мужа.
- А с ним?- рука коснулась края одеяла, в которое был завернут ребенок.
- И с ним,- девушка опустила голову на подушку, тускло улыбаясь.
- И это… ничего, что он родился рано?- обеспокоенно спросил молодой отец.
- Я не могу точно сказать,- призналась Ксения, но на ее лице не было тревоги.- Ему пришлось под действием магии за несколько часов пройти тот путь, что ему еще предстояло проходить в течение двадцати дней…
- Магии?
- Магии, заклинаний, зелий,- она осторожно провела кончиком пальца по щечке младенца – на коже остался след, словно сняли слой мази.- Это позволяет ему не мерзнуть… В нем очень много магии… С самого рождения…
- Ну, теперь мы точно знаем, что он не сквиб,- попытался пошутить Джеймс, садясь на постель и поглаживая руку Ксении.- Ведь это не повредит ему? Ну, вся эта магия…
- Таких случаев пока целительство не зафиксировало,- успокоила она мужа.- Конечно, все может быть, подобная волна магии по-разному сказывается на детях в будущем… Но все будет хорошо, не волнуйся…
- А с тобой?- задал он самый волнующий его вопрос, глядя в ее глаза, сжимая холодную руку.
- И со мной, Джим,- заверила его Ксения.- Правда, я не уверена, что снова…
Он вздрогнул и помотал головой:
- Никогда, Ксени, больше никогда ты не будешь проходить через подобное.
- Джим…
- Ради меня,- попросил он, целуя ее руку.- И ради него,- он снова посмотрел на сына.
Ксения промолчала, явно решив, что сейчас не лучшее время для данного разговора.
В дверь тихо постучали, Джеймс оглянулся: на пороге стояли взволнованный отец и улыбающаяся Гермиона.
- Ну, конечно, кого еще бы Роза прислала на помощь, если не Гарри Поттера,- фыркнул Джеймс, поднимаясь, чтобы оказаться в объятиях отца.- Привет, дедушка…

@темы: настроение, творчество, фанфики

00:45 

lock Доступ к записи ограничен

Девушка с крыльями и хвостиком
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:01 

Девушка с крыльями и хвостиком
Самая страшная ночь в моей жизни.
Схватки начались у Аси в полночь, первый щенок - огромный черный кобель с белым пятнышком на грудке - родился в 03.35. Затем родился через десять минут еще один, черный как смоль и такой же большой. Почти сразу - черно-белая девочка...
В пять утра появились еще два, один мертвый, второй... Этот бы бы уже четвертый, умер...
В шесть тридцать Ася заснула, мы тоже легли. В семь утра щенки начали пищать, я встала к ним - их было уже четверо, появился еще один черный кобель, отнимать было уже поздно, рука на живого двигающегося щенка не поднялась ни у кого. Когда через час проснулись дети, щенков оказалось уже пять - еще один черный как смоль. Пять огромный щенков, которые вырастут в огромных собак. Они не похожи на Асю вообще ничем - у них короткие морды, как у морских свинок, и ничего рыжего...
В одиннадцать родился восьмой щенок, но его оставлять уже было нельзя... И, кажется, это еще не предел...
Душевное состояние растерзанное.

13.35. родился девятый щенок, мертвый.

18.14. родился десятый щенок. мертвый. когда же это закончится?!

19:34 

Свет ее души

Девушка с крыльями и хвостиком
Название: Свет ее души
Автор: Сфинкс
Герои: ГП/ГГ-У; АСП
Жанр: Роман
Размер: мини
Рейтинг: PG гет
Саммари: Джинни погибла от рук оборотней, врагов Гарри. Рон укушен, он уходит из семьи и скрывается, навсегда оставив Англию и отпустив Гермиону. Они остались одни в новом мире, связанные самыми крепкими чувствами и отношениями. Позади - счастливая жизнь двух семей. Впереди - жизнь новой семьи, в которой все совсем не так, как кажется окружающим. Несколько дней из жизни, в которой все изменилось, и еще один взгляд на любовь...
Примечания: сайд-стори к "Паутине". 20 лет после смерти Волан-де-Морта, АУ к эпилогу ГП7.
Примечание-2: выложено на ХогвартсНэте...


От автора: Те, кто не знакомы с предыстроией, вряд ли смогут полносью понять нить событий и подоплеку всех слов и чувств. Как так получилось и почему, сможет рассказать "Паутина". Этот фанфик - всего лишь ответ на вопрос, что же все-таки между ними. Ответ для тех, кто все еще ищет его. А для меня это была еще одна возможность увериться, что любовь имеет множество обличий и форм, но все равно остается тем, ради чего и с помощью чего мы живем...

***
Была ночь. С тихом доме не было слышно ни одного звука, и это немного пугало.
Гарри замер у окна. Вот сегодня он пересек невидимую черту. До момента, когда он вернулся с берега озера Дин, в его жизни еще была Джинни, потому что был жив тот, кто ее убил. А сейчас его нет, нет какой-то точки, от которой Гарри мог бы отталкиваться, сохраняя в своей душе призрака Джинни.
Уходили в прошлое страшные ночи одиночества, полные вины и скорби. Она, единственная, кто столько лет помогал ему жить дальше, забывать о семи годах потерь и испытаний, погибла от рук его врагов. Он был виноват, как и в смерти Сириуса… Но и это уходило в прошлое.
Вот сегодня он должен отпустить ее, потому что ни местью, ни любовью, как бы она не была сильна, жену уже не вернуть. В прошлое уходили тихие вечера на качелях, их походы по магазинам, ужины всей семьей… Но только не воспоминания о ней. Только не любовь к ней.
Не было Джинни. Не было Рона, ушедшего от них и от самого себя. Не было прошлого, не было Золотого трио. Был лишь этот тихий дом и разбитая жизнь, в которой, кроме детей, остался лишь один человек.
Лишь она, спасшая его от бездны боли и отчаяния.
И без нее он теперь не мог помыслить себя.

***
Гарри спал спокойно, очки его съехали на бок, чуть не хрустнув, когда он повернулся. Именно поэтому он был вырван из сна, где было так хорошо и спокойно.
Гарри сел на постели и взглянул на циферблат часов. Половина третьего ночи. Он чувствовал себя ослабшим, но намного лучше, чем раньше. А еще он хотел пить.
Он встал и пошел из комнаты, на ходу приглаживая взъерошенные волосы и поправляя очки. Гарри тихо заглянул в комнату к Альбусу – мальчик спал, подложив под щеку ладонь и улыбаясь своим снам.
Гарри вскинул голову, когда услышал шаги. Кто ходит, неужели Гермиона? Может, что-то случилось?
Он выхватил палочку, почти бесшумно толкнул дверь в спальню Гермионы и замер, увидев ее силуэт на фоне горящего камина.
Она стояла лицом к камину, завернувшись в клетчатый плед. Гарри осторожно приблизился, заметив, что она смотрит на огонь. Нет, не на огонь. На что-то в ее руках. Он подошел почти вплотную, когда она, наконец, почувствовала его присутствие. Вздрогнула, обернулась и подняла на него чуть влажные глаза. В руке, отраженное пламенем, озарилось золото медальона. Медальона Рона.
Она не прятала взгляда, не опускала руку с цепочкой, вообще не двигалась. Просто смотрела на Гарри, безмолвно делясь с ним тем, что было на ее душе. И Гарри понимал все, как много лет понимал каждый ее взгляд, каждый жест, каждое слово. Теперь он не только понимал ее – странно, но он словно ее чувствовал, когда смотрел в ее глаза. Словно какая-то нить связала их. Раньше этого не было.
Она молчала, но этого было достаточно. Гермионе было больно. Опять боль из-за Рона. Он ушел, испугавшись себя. Он нашел самый простой для себя выход. Или самый сложный… Не бороться с волком внутри себя, не пытаться снова жить, как прежде… Просто уйти и начать все заново.
Гарри понимал, как больно сейчас стоящей перед ним женщине. Но она сильная. И она понимает все. И принимает. Ей просто больно.
Гарри шагнул к ней, к тому свету, что излучали ее глаза. К его свету. Плед скользнул с ее плеч. Медальон ударился о пол и отскочил куда-то к камину. Он знал – так и должно быть. И она не будет искать.

***
Гермиона обняла его, судорожно вздохнув в его плечо. Он потерял ее взгляд, но не ту нить, что, казалось, еще крепче связала их. Крепче тех лет, что были у них общими. Потому что те годы и те события, что остались там, в прошлом, были не только их. А эта связь, как ниточка, как луч странного, прохладного солнца, была только их.
Откуда взялась эта связь?
Откуда?!
- Этой ночью целительница душ, подруга Джеймса, совершила обряд магии,- словно читая его мысли, прошептала Гермиона, не отстраняясь.- Она спасала твою душу. От тебя самого, твоей боли, твоей вины, твоей скорби.
Он вспомнил – в тот момент, когда взял ее за руку. Как там, в ночном сумраке его внутреннего ада из вины и отчаяния. Он вспомнил адскую боль, которую испытывал, совершая те несколько внутренних шагов, что вели к свету. К ее свету.
Он вспомнил. Вспомнил, как рвались железные путы, сковавшие его сердце, его душу на много лет. Они рвались, причиняя боль каждым невидимым движением его души, которую она спасала. И только ради нее, ради ее желания уйти оттуда, из его душевной тьмы, он терпел эту боль.
Они молчали, прижавшись друг к другу, соединенные нитью их душ крепче, чем любые слова, любые клятвы. Они оба чувствовали эту нить. И свет, наполнивший его душу. Его глаза.
Понимание не пугало, Гарри был даже рад, что не нужно говорить лишнего. Говорить не хотелось.
Она предоставила ему право выбора, но знала, что выбора как такового у них уже не было. Выбор за них сделали другие: Рон, ушедший в прошлое, целительница Ксения, впустившая ее свет в его тьму, Альбус, прижавшийся к Гермионе неожиданно доверительно. У них почти не было выбора. Почти.
Это «почти» Гарри преодолел за один взгляд на нее, стоявшую у камина с медальоном, который, казалось, стал центром того, что звалось теперь «прошлое». Рыжие отсветы от огня играли на ее волосах, словно отсветы тех людей, что еще недавно были с ними. Были и всегда будут.
Никогда не было Гарри и Гермионы. Были Рон и Гарри. Было Золотое трио. Были Рон и Гермиона.
Невозможное стало возможным, окутанное светом ее души.
Плед комком лежал у их ног. За окном падал снег, освещенный лунными бликами уличного фонаря.
И словно далекое эхо прошлого, когда-то и где-то услышанного и увиденного, – пение феникса…

***
Гермионе показалось, что она спала не более получаса. Она чуть вздрогнула, просыпаясь, и уже каким-то привычным жестом протягивая руку, чтобы почувствовать тепло рядом. Тепло Гарри. Ее Гарри, почти потерянного, но вновь обретенного.
Страшно, когда умирает надежда, когда не остается даже крохотного шанса, когда ожидание чуда теряет всякий смысл. Страшно и больно.
Три дня назад в их с Роном спальне, у камина, который много лет согревал их и окутывал теплом, умерло прошлое. Гарри уже расстался с ним, потеряв Джинни и смерившись с уходом лучшего друга.
Теперь прошлое умирало и в ней, потому что ее любимый, всегда близкий Рон, уже не раз уходивший, на этот раз не вернется. И Гермиона чувствовала тупую боль и судороги, с которыми внутри нее умирало прошлое. Умирало все то, что когда-то было с Роном. Оставалась лишь память, которая с годами, наверное, перестанет болезненно отдаваться внутри.
Он сам выбрал свой путь. Он сам решил вычеркнуть ее из своей жизни. Он сам сделал выбор. Он своими руками разорвал все то, что связывало их.
Его обручальное кольцо, которое он прислал ей, разрывая все, что было раньше, словно вынося свой вердикт их долгой семейной жизни. Вынося свой смертный приговор. Теперь это свидетельство счастливо прожитых лет лежало где-то в их спальне, у потухшего камина, как свидетельство безвозвратно ушедшего.
Теперь ничего не изменить. После той ночи пути назад уже нет. Да у нее его и не было. И выбора у нее не было. У Рона был, и он его сделал. Выбор был у Гарри – и он тоже его сделал. Он увидел свет и шагнул за ним из своего ада.
У нее не было выбора. Рон ушел, и остался лишь один человек, который мог заполнить пустоту в ее душе. И в ее сердце. Человек, который давал надежду.
Один. Единственный. Самый близкий. Самый сильный. Самый ранимый. И, наверное, самый любимый…
В комнате было прохладно и темно. Видимо, камин погас уже давно. Значит, спала она дольше, чем ей могло показаться.
Рука нащупала лишь холодные простыни. Гермиона резко открыла глаза и тут же увидела силуэт Гарри у окна. Мужчина был озарен лунным светом, делавшим все очертания какими-то нереальными.
Гарри. Единственный. Их осталось лишь двое. Двое наедине с большим, по-новому жестоким миром. Жестоким, потому что еще недавно она была женой его лучшего друга. А он всегда был согрет теплом и любовью Джинни.
Теперь их только двое. И любовь у них одна. На двоих.
Гермиона встала, кутаясь в одеяло, босыми ногами ощущая холод пола. Она подошла к Гарри и обняла его. Он не вздрогнул – лишь накрыл теплыми ладонями ее руки.
- Почему ты не спишь?- тихо спросила она, поцеловав небольшой шрам на его плече.
Гарри не ответил, расцепил ее руки и обернулся. Глаза его казались очень темными, пробившаяся щетина оттеняла упрямо сжатые губы.
Гермиона бросила взгляд на луну, что стояла высоко в небе, и на желтую дорожку, на полу комнаты. Потом встретилась с ним глазами. Она была уверена, что думают они об одном: о Роне. Теперь при виде луны они всегда будут думать о Роне, о Роне-оборотне. Как раньше думали о Люпине.
Хотя Гарри и сейчас думает о Люпине, Гермиона была уверена. Потому что, хоть он и освободился от страшного пуда вины, от воспоминаний он не освободится никогда, как бы весь магический и не магический мир не желал, чтобы все было хорошо.
- Смотри, мы стоим на конце лунной дорожки,- прошептал Гарри, указывая на свои ноги.
- Почему на конце?- Гермиона шагнула к нему, поднимая голову.- Мне кажется, что на начале.
Гарри пожал плечами, чуть улыбнувшись.

***
Ей снова снился Рон: он сидел на крыльце их дома и строил домик из дощечек. Иногда он поднимал глаза и смотрел на горизонт, словно пытался там что-то заметить. И снова возвращался к своему занятию. Она хотела подойти, коснуться, заговорить, но как только она делала шаг вперед, и Рон, и крыльцо, и дом словно тоже делали шаг – от нее. И она не могла приблизиться к нему. И это бессилие казалось уже чем-то привычным.
- Доброе утро!- ей на ноги приземлилось что-то большое и тяжелое.
- Ай!- вскрикнула она, мгновенно просыпаясь.
- Не «ай», а «Ал»!- рассмеялся мальчик, подпрыгивая на постели. На сыне Гарри была зеленая пижама, очки чуть криво сидели на носу.- Вставайте, я вам завтрак приготовил!
Гарри рядом потянулся, освобождая руку, на которой спала Гермиона. Он лениво улыбался, садясь на постели и глядя, как Альбус слезает на пол и поднимает поднос с завтраком.
- Ты давно встал?- Гермиона взяла протянутую ей кружку с молоком, где плавало что-то, напоминающее клубнику, которую долго мяли.
- Да,- кивнул Альбус, вручая отцу такую же кружку. Гермиона и Гарри переглянулись, сдерживая улыбки: кулинар из Альбуса был знатный, только вот есть его блюда мог только он сам.- Держите бутербродики…
Гермиона изучающе посмотрела на свой «бутербродик» слоев в двадцать, не меньше. Тут были и хлеб, и колбаса, и сыр, и масло, и листья капусты, и ветчина, и кусочек лимона, и, кажется, слой джема. Есть это было опасно для жизни.
- Альбус, можно я с тобой поделюсь? Мне столько не съесть,- Гермиона разделила бутерброд на две части – сладко-фруктовую и сыро-колбасную. Сладкую часть она отдала довольному собой Алу, кинув насмешливый взгляд на Гарри, которому придется есть все, что сын ему состряпал. Гарри подмигнул ей и принялся за еду.
Втроем они жевали, иногда улыбаясь. Альбус перемазался джемом и побежал умываться.
Осенний сумрак наполнял комнату чем-то тоскливым и неприятным, но, взглянув на Гарри, Гермиона сразу же отмела эти чувства: так светились его глаза. Она не сдержалась и поцеловала его в уголок губ – легко, мимолетно, вызвав у него легкую улыбку.
- Ты пойдешь сегодня в Министерство?- спросила она, поглаживая его по небритому лицу, черпая силы в его взгляде. Если бы его не было, как бы она жила? Как бы она пережила эту пустоту, одиночество в своем доме…
Он кивнул, чуть хмурясь, очевидно, почувствовав ее состояние. Обнял, прижал к себе, зарывшись лицом в ее распущенные волосы:
- Все будет хорошо, не грусти.
- Я не грущу,- ответила она, чуть отстраняясь.- Может, будем вставать? Мне тоже нужно уже на работе появиться… Ты пойдешь за вещами?
Гарри кивнул, отпуская ее.
- Как думаешь, выйдет из меня преподаватель для мракоборцев?- спросил он, глядя, как Гермиона расчесывает волосы.
Она лишь улыбнулась, насмешенная его неуверенностью.
- У тебя все выйдет, Гарри Поттер,- тепло сказала она.
- Я уже оделся!- в комнату влетел Альбус, в свитере и джинсах, с зубной пастой на подбородке.- Я хочу пойти с вами!
- Куда?- Гарри сел на кровати, спустив ноги, и потянулся, чтобы стереть пасту с лица Ала.
- В Министерство, конечно,- отозвался мальчик, оборачиваясь к Гермионе.- Ну, возьмите меня, я буду хорошо себя вести. Вам все равно меня не с кем оставить, а дедушка простыл, он меня может заразить… Тедди сам на работе, так что вам ничего не остается, как взять меня с собой!
Гарри и Гермиона переглянулись и рассмеялись.

***
Гермиона стояла в своем кабинете, не зная, за что же взяться. На ее столе, где всегда царил порядок, сейчас был сумбур из документов, скомканных свитков, перьев. Словно это было материальное выражение прошедших месяцев. Теперь нужно было наводить порядок: на столе и в себе.
Она потянулась за документами, чтобы сложить их аккуратно, но тут же остановилась, глядя на фотографию, что стояла на ее столе с тех пор, как она перешла работать в этот кабинет. Рон и дети. Только сейчас на снимке не было Рона. Даже отсюда он ушел…
Она качнула головой, отгоняя грусть, и принялась за уборку, делая все руками. Не хотелось применять палочку – так легче.
- Гермиона.
Она обернулась, бросив взгляд на часы: время ленча, когда они должны были встретиться с Гарри, еще не пришло. Но он стоял на пороге – взъерошенный, чисто выбритый, без мантии, с закатанными рукавами рубашки.
- Что случилось?- она даже не успела подумать, почему решила, что что-то случилось. Она просто знала – по одному взгляду на него.
- Альбус.
- Он же был в Штабе, с тобой,- Гермиона взяла его за руку и вывела из кабинета, размышляя, куда мог деться мальчик. Она не собиралась даже думать о том, что что-то случилось. Не могло, потому что все, что могло произойти с ними, уже случилось.
- Он был с Тубой,- Гарри запустил руку в волосы.- Я думал, что он пошел к тебе… Я всего на минуту его оставил…
- Гарри,- она остановилась и заглянула в его глаза, обнимая за плечи,- все будет хорошо, ты же знаешь Альбуса. Он где-нибудь сидит и ест шоколад. Или обсуждает с Министром разведение драконов…
- Да,- покорно кивнул мужчина,- я уже отправил всех мракоборцев его искать.
- Ну, еще бы,- усмехнулась Гермиона, быстро размышляя, куда, вероятнее всего, мог отправиться Альбус.- Ты был бы не ты, если бы не поставил на уши пол Англии.
- Ты так говоришь, словно…
- Гарри, Альбус найдется,- она остановилась, потом повернулась к нему:- Он знает, где находится Отдел Тайн?
- Что?
- Гарри, твой сын связан с тобой ментально, ты это знаешь. А о каком месте в Министерстве ты больше всего всегда думал?
Гарри нахмурился, потом развернулся и поспешил к лифтам. Но двери открылись без вызова, и оттуда вышел охранник, держа за руку Альбуса.
- Мерлин, Ал, никогда так больше не делай!- Гарри подхватил его на руки, обнимая.
- Этот юный джентльмен уверял, что он направлен лучшим из мракоборцев с секретным заданием в Отдел Тайн,- усмехнулся охранник, подмигнув Гермионе.- Он так и не раскрыл секрета, кто же он такой.
- Простите,- проговорил Гарри, опуская Ала на пол, все еще крепко держа за руку.- Я с тебя больше глаз не спущу…
- Пап, я видел Министра,- мальчик потащил Гарри по коридору, и Гермиона улыбнулась, глядя на эту пару. Никто никогда не мог сердиться на Альбуса, а Гарри вообще теперь потакал каждому желанию мальчика. И это, конечно, понятно…
- Гарри, ты уже все вещи собрал?
- Нет, я…
- Альбус, пойдем со мной, пусть папа доделает свои дела,- Гермиона взяла мальчику за руку и подняла взгляд на Гарри.- Я не позволю ему никуда уйти.
- Я знаю,- кивнул мужчина, глядя прямо в ее глаза.- Я скоро за вами приду. Альбус,…
- Слушайся Гермиону,- закончил за отца Ал.- Но только если у нее в кабинете есть шоколад. В твоем кабинете даже старого леденца не было…
Гермиона рассмеялась и повела Альбуса за собой. У дверей она обернулась: Гарри все еще стоял посреди коридора и смотрел им вслед. Она улыбнулась ему, он кивнул и пошел к лифтам.

***
Сколько себя помнила Гермиона, рабочее время после обеда всегда мчалось стремительно – в отличие от утреннего, когда сотрудники отдела магического правопорядка разгребали документы, бегали по этажам, собирая данные и свитки, что накопились за предыдущий вечер и ночь. Вот и сегодня не успела она пообедать, как часы над ее столом в маленьком кабинете Отдела показали половину шестого.
Одновременно с тихим боем часов в приоткрытую дверь влетела служебная записка, перевязанная лентой, чтобы не развернулась, и спланировала на стол, прямо на стопку уже подписанных Гермионой документов. Кингсли почему-то решил назначить ее начальницей Отдела, и теперь ей приходилось буквально тиражировать свои подписи.
Гермиона развернула записку, куда был вложен еще один свиток: «Прилетела сова из Академии». Женщина улыбнулась и распечатала письмо, где знакомым уже много лет почерком было написано (сразу видно, что в спешке – как это похоже на него) несколько строчек.
«Гермиона, забери, пожалуйста, Альбуса из «Норы», я задерживаюсь. Встретимся дома вечером. Гарри».
Опять задерживается… Хоть он всего два дня в Академии. Кажется, смена места работы мало повлияет на его рабочий настрой. Джинни постоянно его ждала, когда он был мракоборцем: он дежурил за себя и за других, задерживался, опаздывал, доделывал срочную и несрочную работу… В этом был весь Гарри – хоть борец с темными магами, хоть преподаватель на кафедре Защиты от Темных Искусств магической Академии…
- Миссис Уизли…- в кабинет влетела воздушная секретарша Отдела, вечно улыбающаяся, с пачкой документов в руках.
- Нет, Бетти,- Гермиона поднялась, отвечая на улыбку девушки и поднимаясь, чтобы переодеться.- Я ухожу…
- Ну, и правильно,- легко согласилась Бетти, глядя на начальницу аквамариновыми глазами.- Вы слишком много времени проводите на работе, а вы такая молодая и красивая, к тому же теперь свободная…
Гермиона резко обернулась к болтливой Бетти, и та, тут же осознав, что сморозила глупость, покраснела и извинилась. Гермиона промолчала, тут же взглянув на фотографию, что стояла на ее столе, - она даже не подумала о том, чтобы убрать ее. Стояла так же, как и все годы ее супружества. На фото были Рон с маленькими Розой и Хьюго. Только Рон в последние недели редко появлялся из-за края рамки.
- Давай бумаги, я дома все посмотрю,- Гермиона убрала рабочую мантию и достала папку, куда и убрала документы.- Будут спрашивать – через час смогут найти меня дома.
Женщина кивнула секретарше, которая все еще переживала свою болтливость, и покинула кабинет.
- До свидания, миссис Уизли,- махали ей сотрудницы, и ей показалось, что за ее спинами они сочувственно переглядываются. Конечно, она ведь теперь соломенная вдова… Как все глупо, хотя ей было наплевать, что думают о ней другие. Жаль, что это ненужное сочувствие вполне может коснуться и Гарри.
Через пять минут она уже выходила из камина на кухне «Норы», отряхиваясь от пепла.
- Привет, Гермиона,- от плиты, в фартуке и с чайником в руках, отошла Ангелина.
- Привет,- она положила сумку на стул, скинула пальто и расслабленно протянула руки к огню.- Где все?
- Альбус повел дедушку в магазин за конфетами, потому что у него закончились,- рассмеялась Ангелина, ставя перед подругой чашку и наливая чай.- Джордж взял мальчиков на квиддич…
- Понятно,- Гермиона с благодарностью приняла чашку, грея руки.- Гарри попросил забрать Ала…
- Придется теперь ждать,- Ангелина села рядом, внимательно глядя на подругу.- Как вы?
Гермиона кивнула, не зная, что же хочет услышать жена Джорджа. Наверняка все Уизли, как и они с Гарри, только сейчас начали адаптироваться снова к мирной жизни, правда, к жизни совсем другой. Медленно и болезненно оседало возбуждение, вызванное страхом, горем и борьбой. Они привыкали ко всему, что было теперь в прошлом.
- Ничего, справляемся,- наконец, заговорила Гермиона, опуская глаза.
- Не мучай себя,- Ангелина потрепала ее по руке, сочувственно заглядывая в лицо.- Ты ни в чем не виновата, он сам не оставил тебе выбора. Вы с Гарри молоды, у вас еще целая жизнь впереди… Хорошо, что не замыкаетесь…
Гермиона опять кивнула, четко осознавая, что никто не понимает того, что происходило между ней и Гарри. По глазам родных, коими стали для нее за эти годы все Уизли, она видела, что не понимают. Да и не объяснишь, потому что трудно облечь в слова всю палитру их чувств, эмоций, необходимости и осознанного выбора…
- Перси говорил, что ты что-то узнала о Роне…- Ангелина все же не сдержала любопытства.
- Да, я наводила справки по министерским линиям,- Гермиона отвернулась, чтобы подруга не видела ее глаз. Перси стоит хотя бы иногда молчать о том, о чем его просили молчать.- Его палочка зарегистрирована в Министерстве Болгарии. Там же зарегистрирована и палочка Сары Йонсон…
- Ты как-то пыталась с ним связаться?
- Нет.
- Гермиона!
Они вздрогнули, но Гермиона даже с облегчением вздохнула, оборачиваясь к Альбусу.

***
Гарри вышел из класса для практических занятий, кивая прощавшимся с ним слушателям Академии. Он провел всего пару занятий, для пробы, но на них ходили чуть ли не все студенты. Это было неудивительно хотя бы потому, что он Гарри Поттер. Об этом он думал с усмешкой, но принимал как данность, ведь сегодняшнее занятие показало, что, из-за чего бы в его класс не приходили студенты, занимаются они усердно и с удовольствием.
- До свидания, мистер Поттер,- две высокие студентки мило ему улыбнулись и пошли по мрачному коридору Академии, о чем-то перешептываясь.
Гарри чуть повременил и тоже отправился прочь от класса. Нужно было еще переодеться и занести занятия в сетку расписаний, так что придется еще наведаться в комнату преподавателей, хотя не особо хотелось. Коллеги были слишком предупредительны и обходительны, словно сочувствуя его горю, хотя ему совсем не нужно было ничье сочувствие. Это причиняло беспокойство и вызывало тревогу. Вообще внешний мир был болезненно мешающим и до тошноты приторным…
- Привет, Гарри.
Он вздрогнул, едва успев закрыть за собой дверь в преподавательскую комнату. Ему улыбалась Лаванда Браун, которую он не видел очень давно. Женщина сидела за столом, изящно закинув ногу на ногу.
- Привет,- он справился с легкой растерянностью и чуть улыбнулся, подходя к расписанию на стене и доставая палочку, чтобы внести свои коррективы.
- Удивлен?- улыбнулась Лаванда, не отрывая взгляда от мужчины. Гарри чувствовал ее любопытный взгляд на своей спине.
- Я не знал, что ты тут работаешь,- пожал он плечами, поворачиваясь к однокурснице.
- А я не работаю,- опять по красивому лицу пробежала улыбка.- Я жду профессора Стоуна. Фредерик – мой жених.
Гарри кивнул, не зная, что сказать. Он слышал, что Лаванда недавно развелась с первым мужем, финансовым директором фабрик волшебных сладостей. Что ж, времени она зря не теряет…
- Может, мы сыграем две свадьбы одновременно?
- Прости?- Гарри удивленно взглянул на Лаванду, сердце его судорожно дрогнуло.
- Ну, мы с Фредериком, вы с Гермионой,- широко улыбнулась будущая миссис Стоун, накручивая локон на пальчик.
- А при чем тут мы с Гермионой?- Гарри достал из шкафа свою куртку, поморщившись: не думал он, что весть об их с Гермионой близких отношениях распространится так быстро. Хотя это же была Лаванда – в школьные годы они с Парватти Патил специализировались на подобных слухах.
- Ну, может, скоро у нас появится еще один малыш Поттер. Такой же умный, как Грейнджер, и такой же храбрый, как Поттер,- сладко проговорила Лаванда, глядя, как Гарри собирает вещи, чтобы уйти.
- С подобными заявками лучше обратиться к моему сыну Джеймсу – малыши Поттеры теперь на его ответственности,- отшутился Гарри.- Все, мне пора, счастливо!
- Привет Гермионе!
Гарри вышел в коридор и даже вздохнул с облегчением, надеясь, что Гермионе такого переживать не приходится, ведь, как он чувствовал и видел, она и так непросто справляется сейчас со всеми переменами в их жизни.
Да и плевать на всех, пусть думают, что хотят, потому что они не понимают того, что творилось в их семье в эти месяцы, не понимают, что произошло. Не понимают, что между ним и Гермионой… Все совсем не так, как все думают. Вот только как, сказать он не мог, да и не видел смысла выражать словами то, что выражать не было необходимости.
Гарри вышел в пустой коридор и пошел к камину, которыми тут были оборудованы все этажи. Он подумал о том, что, когда из школы вернутся дети, им всем придется о многом поговорить, многое решить. А еще им придется как-то жить всем вместе: Гермиона, Роза, Хьюго и Гарри с Джеймсом, Лили и Альбусом. Странно, как две половины их большой и дружной раньше компании вдруг стали одной. Странно, но очень естественно. Наверное, стоит за это сказать спасибо Ксении – видимо, целительница склеила не только осколки чего-то, что называют душой, но и осколки семьи…
Взяв немного пороха, Гарри ступил в камин и вскоре вышел в небольшой гостиной дома Гермионы. Повсюду можно было обнаружить следы пребывания тут Альбуса – карточки от шоколадных лягушек, обертки и фантики, разрезанные журналы и стакан с молоком. Но самого мальчика тут не было – лишь два кота Лили, которых Тедди принес несколько дней назад из того дома, гипнотизировали зелеными глазами остатки молока, явно не решаясь перевернуть стакан.
Гарри устало снял мантию и прошел в кухню, но и здесь никого не нашел. Мужчина тихо поднялся наверх и заглянул в спальню Хьюго, где сейчас жил Альбус.
- Привет, папа,- мальчик оторвался от созерцания своих рук, разрисованных зелеными красками.- Я рисовал себе татуровку…
- Зачем тебе татуировка?- изумился Гарри, садясь на пол рядом с сыном, потрепав его по черным волосам.
- Дядя Джордж сказал, что всегда мечтал о татуровке, но тетя Ангелина пообещала, что тогда сделает с ним что-то очень плохое…- Ал все еще созерцал свои руки.- Когда я вырасту, то у меня будет татуровка,- серьезно заявил Альбус.- Дракончик на груди, ладно?
- Когда вырастешь, тогда и поговорим,- рассмеялся Гарри, поднимаясь и вспоминая о хвостороге, которой его наградила Джинни еще в школьные годы.- Где Гермиона?
- Она спит,- Ал взял кисточку и принялся еще что-то изображать на запястье.- Я ее укрыл тихо-тихо…
- Молодец,- мужчина снова потрепал Альбуса по голове и вышел, решив, что отмывать сына он будет, когда тот закончит с нанесением всех татуировок.

***
Гермиона спала в кресле, накрытая клетчатым пледом. Рука ее свисала с подлокотника, волосы рассыпались по плечам. Но не это видел Гарри, подходя к единственной женщине, которая когда-либо проникала в его душу. Единственной, кто видел его так, как никто иной. Видела, чувствовала, а главное – не испугалась, выдержала. И эта сила Гермионы была самой яркой, как ему казалось, чертой на ее лице. Сила и усталость.
Гарри присел рядом с ее креслом, глядя на лицо, в сумраке казавшееся не просто усталым, а изможденным, хотя при свете дня было сложно заметить, что Гермиона изменилась так же, как он и как мир вокруг них.
- Спасибо,- прошептал Гарри, беря ее руку и целуя ее. Он не боялся разбудить ее, он, наоборот, хотел, чтобы она проснулась и посмотрела на него. Тогда прошедший день, как и прошедшие годы испытаний, уйдут в прошлое, растворятся. И пройдет осадок от разговора с Лавандой, и исчезнет саднящее неудобство, что неизбежно должно было появиться сейчас, когда война закончилась и нужно было привыкать к спокойной жизни.
- Ты неисправим,- прошептала Гермиона, открывая глаза и с легкой улыбкой глядя на него.- Только ты можешь задерживаться в Академии, хотя все занятия там давно закончились. У вас там есть дежурства?
Гарри усмехнулся, не выпуская ее твердой прохладной руки.
- Ты поел?- Гермиона села прямо, с удивлением глядя на плед, который оказался не просто накинут ей на колени, а привязан узелками к ножкам кресла – видимо, чтобы не упал.
- Нет еще,- Гарри рассмеялся, заметив узлы, и потянулся, чтобы освободить Гермиону.- Это не я…
- Докажи,- она взяла со столика палочку, зажигая камин и свечи в погруженной в сумрак комнате. Потом посмотрела на Гарри и запустила пальцы в его седые наполовину волосы. Он пристально смотрел на нее, понимая, что без нее сошел бы с ума.- Подай мне, пожалуйста, вот ту книгу…
Гарри не спросил, зачем. Он взглянул на обложку, дернув уголком губ: «Как улучшить свою внешность: сборник заклинаний».
- Решила покрасить волосы? Или тоже сделать татуировку?- Гарри передал ей книгу и сел на подлокотник кресла, заглядывая в страницы, на которых была положена закладка.
- Альбус нас теперь замучает этим,- серьезно заметила Гермиона, ведя пальцем по строчкам. Она сжала палочку и подняла на него глаза:- Сядь на пол.
Гарри послушно это сделал, размышляя, какое из увиденных им заклинаний – уменьшение морщин, нанесение загара или наращивание ресниц – Гермиона собирается на нем практиковать. Видимо, запал Ала заразен…
Он почувствовал легкое прикосновение палочки к его волосам, услышал шепот Гермионы. Ее дыхание щекотало шею.
- Все,- она прижалась губами к его затылку, обняв за плечи.- Словно и не было…
Гарри обернулся к ней, поднимая руку к волосам. Она взмахнула палочкой, притягивая к себе зеркало.
Гарри взглянул на свое отражение и устало прикрыл глаза. Гермиона смогла убрать седину из смоли его волос. Седину, что так рано и так быстро покрыла его не склонившуюся перед испытаниями голову. Теперь непокорные черные пряди снова стали такими, как до пасмурного дня, когда в Косом переулке была разбита их жизнь. Только на висках, как эхо прошедшего, серебрилась паутина.
- Словно и не было,- повторил он за ней, прижимаясь к ее груди и накрывая ее руки своими. Если бы все так же просто можно было исправить…
Они молчали. В камине играл огонь, отбрасывая рыжие тени на пол и стены.
- Меня сегодня спросили, не будет ли у нас с тобой ребенка,- проговорил Гарри, поднимаясь с пола.
Гермиона удивленно на него посмотрела снизу вверх, но промолчала. Они оба понимали, насколько глупым был этот вопрос, насколько неправильно окружающие воспринимали их отношения. Ведь с той ночи, что навсегда перечеркнула их прошлую жизнь, с тех мгновений их близости, ставшей словно мостиком к спасению через пропасть боли и пустоты, они не занимались больше любовью. Не договариваясь об этом, они оба поняли, что физическая близость не является главным между ними.
Здесь было что-то много большее, что-то более необходимое. Ласковое прикосновение, тихое дыхание во сне, легкий поцелуй или всего лишь спокойный взгляд были для них важнее даже самых страстных объятий. Почему так получилось, они не знали. Может, потому, что союз двух душ, покинутых и почти разбитых, не нуждался в физическом? Или же прошлое, в котором у каждого были свои ночи любви с самыми близкими и дорогими людьми, им обоим хотелось сохранить почти неприкосновенным? Они не знали, но совершенно четко понимали, что другим никогда не понять того, что жило здесь, в их комнате…
- Нам бы справится с теми, что у нас уже есть,- Гермиона подала ему руку, и Гарри помог ей подняться.- Когда вернутся ребята из школы…
- Я уже присмотрел большой дом недалеко от Лондона,- он потянул Гермиону в коридор.- Конечно, если ты не…
- Может, завтра съездим его посмотреть?- она с улыбкой протянула руку и стерла с его щеки пятнышко зеленой краски, потом перевела взгляд и улыбнулась:- Если, конечно, к тому времени мы отмоем Альбуса…
Гарри обернулся, чтобы увидеть стоящего на пороге комнаты Ала. Мальчик улыбался, демонстрируя ряд белых зубок, которые на фоне зеленого лица и зеленых рук казались чем-то чуждым.
- Я поход на дракона, папа?

***
В темном доме каждый шорох был хорошо слышен, но Ал давно научился ходить тихо, ведь Джеймс всегда ругался, если его будили, да и незачем взрослым знать, что Альбус по ночам любит бродить по дому.
Мальчик уже побывал на кухне, выпив стакан молока и съев пару конфет. Также он напоил кефиром двух котов, что теперь шли за ним по пятам, иногда мурлыкая, чтобы выразить сытое удовольствие. Теперь они поднялись на второй этаж. Ал остановился, решая, пойти ли спать или еще побродить.
Поразмышляв пару секунд, он кивнул сам себе и направился в одну из комнат. Толкнув дверь, он вошел в прохладную спальню с большой кроватью. В окно пробивался предрассветный сумрак.
Альбус разбежался и вспрыгнул на кровать, улыбаясь. Потом затих, увидев, что один из котов пытается что-то достать, запустив лапу за каминную решетку.
- Что ты делаешь, котик?- прошептал Ал, подойдя к зверю и опустившись на колени. Зверь блеснул зелеными глазами и чуть отошел, чтобы позволить Альбусу добыть предмет, что закатился в небольшую щель между полом и камином.
На ладошке мальчика была цепочка с медальоном, который он уже видел у Гермионы и дяди Рона.
- Наверное, она потеряла,- проговорил Альбус коту, и тот мяукнул, словно соглашаясь.- Нужно вернуть ей…
Втроем они покинули комнату. Ал толкнул дверь в спальню и остановился, глядя на Гермиону, которая спала, положив голову на плечо отца. Смуглые руки Гарри выделялись на фоне белого одеяла. Наверное, так им теплее, ведь камин в их комнате почти потух.
Альбус сделал два шага к кровати, залез на нее и задумался: ведь Джеймс не любил, когда его будят ночью. Может быть, Гермиона тоже этого не любит? Ведь можно подождать до утра, когда она проснется. Ал еще раз подумал, потом устроился поперек кровати и закрыл глаза, решив, что отдаст свою находку Гермионе сразу, как только та встанет.
Через несколько минут мерное дыхание мальчика присоединилось к спокойному дыханию Гарри и Гермионы. Лишь небольшая тень скользнула вдоль стены, и на кровать вспрыгнул рыжий кот. Он окинул взглядом людей, потом ткнулся мордочкой в расслабленную руку мальчика и тут же скатился на пол. В дверном проеме кот остановился и оглянулся – в зубах его на миг блеснула цепочка.
Скрипнула половица, и в доме воцарилась полная тишина.

@темы: Гарри Поттер, настроение, творчество, фанфики

13:52 

Девушка с крыльями и хвостиком
Здравствуй, мир огромный, это мы!


20:27 

Девушка с крыльями и хвостиком
Проблемы завалили, все свободное время решаю проблемы беременной собаки и гадкой кошки, голова забита до отказа, не могу писать и когда смогу, я не знаю, потому что скоро Асе рожать, и тогда вообще будет не до того... Простите, дорогие, но жизнь буквально придавила к асфальту, Муз дышать не может...

Простите.

читать дальше

23:05 

Девушка с крыльями и хвостиком
У нас оказалась беременной собака. Ну, где-то летом нагуляла.
Все ходят и думают: топить не топить, бабушка вообще говорит - на помойку выкинуть. Господи, люди...

А я сижу, приложив ладошку к ее животику, и чувствую, как они там шевелятся, щеночки, толкаются лапками...
Да, куда нам еще одну, а то и три собаки... Но ведь они живые... Собачки.

Мне за них страшно.

19:38 

Сказки дядюшка Ремуса, рассказанные Лили Поттер-младшей

Девушка с крыльями и хвостиком
Сказка про Голубую Льдинку

Она родилась в поле, где пахло пщеницей и солнцем, в лучах восхода... Мать вымыла ее и накормила, окрестив Голубой Льдинкой из-за ее ясных глаз... Она была белой, ласковой, смотрела на мир широко открытыми глазами с добротой... Она любила даже трех своих братьев, которые всегда дурачились и кусались...

Кошка росла, смеясь над дурашливыми братьями, бегая по лугу за бабочками, глядя на свое отражение в лужах, учась охотиться и умываться... Через некоторое время у нее появился друг - Большой Дикий Ток, кот с соседнего луга, что почти каждый день прибегал к ним на луг, чтобы поиграть с Кошкой или просто вместе поваляться на солнышке... он приносил ей лакомства или помогал охотиться на полевых мышей...

Но однажды на лугу появились люди... Мама-кошка схватила котят и начала уносить по одному... Льдинка хотела помочь матери, но у нее были еще не такие сильные зубы... Она побежала за мамой, но в высокой траве потерялась, остановилась и запищала... И тут две большие руки подняли ее в воздух... она закричала, стала кусаться и царапаться, но тут ее запихнули в коробку, и стало темно и страшно...

Так Льдинка оказалась в доме... ее выпустили на незнакомый твердый пол, поставили перед ней миску с плохо пахнущим молоком, большая ладонь непривычно погладила по голове... Льдинка снова заплакала, побежала и забилась в темный угол... там она и провела ночь, вздрагивая от звуков большого дома...

А утром в ее угол пришла большая черная Крыса, с длинным хвостом и противными глазками... Крыса подбиралась незаметно, оглядываясь по сторонам... Льдинка снова запищала, испугавшись, зажмурилась... и тут раздалось шипение, рычание, возня... Кошка приоткрыла один глаз и опять испугалась - перед ней стоял большой черный Пес, некрасивый, лохматый, покрытый колючками и шрамами, дворовый задира и хулиган...

Он задорно повилял ей хвостом.
- Ты в порядке?- пролаял он, ложась перед Льдинкой.
- Ддда...- ответила Кошка, с испугом глядя на Пса.
- Не бойся, никто тебя не тронет, идем лучше на солнце, поиграешь...- и он поманил ее прочь.
Она сначала опасалась, но Пес ждал ее, и она несмело последовала за ним, прижавшись к большим лапам нового друга...

Сначала с опаской, потом все больше увлекаясь, она весь день бегала по двору за Псом... на нее попыталась напасть курица - Пес отогнал птицу лаем... она не могла перебежать ручеек, что тек у калитки - Пес мягко взял ее за шкирку, как мама, и перенес... уже вечером, когда она валилась с ног от усталости, Пес принес ее к миске с молоком и лег рядом... она напилась, свернулась комочком между лап у теплого живота и уснула...

Утром ей уже было ничто не страшно, даже люди, что иногда подоходили к ней и гладими по белой голове, уже не пугали... она повсюду следовала за Псом, помогала ему гонять гусей или лежать у калитки, провожая взглядом чужаков... она запоминала, кто есть кто, Пес рассказывал ей разные истории... а вечером она опять свернулась под теплым боком Пса и уснула...

Проходили дни, Льдинка начала забывать и луг, и свободу, с удовольствием подставляла спинку под ласковую руку, росла... Иногда она дурачилась, нападая из-за угла на Пса, а он лишь тыкал ее мокрым носом и фыркал... он делился с ней своими обедами, а она давала ему своего молока или сметаны, мягкими лапками выбирала из шерсти колючки и зализывала раны на морде, если он в очередной раз дрался с соседскими собаками...

Однажды вечером, когда солнце уже опускалось за горизонт, Льдинка валялась на дорожке под бдительным присмотром Пса. На забор вспрыгнул кот, большой и сытый... он посмотрел на Кошку, она посмотрела на него, и они узнали друг друга
- Льдинка!
- Дикий Ток!
Кот покосился на Пса, но тот лишь повел ушами.
- Мы так давно искали тебя!- обрадованно заговорил Ток.- Идем, я покажу тебе, где живут твои братья! Давай!
Льдинка оглянулась на Пса, но тот молчал. Тогда Кошка покачала головой:
- Нет, Ток, я не могу вернуться, здесь мой дом..
Кот фыркнул и исчез с забора... А Пес повел Кошку в дом, устроил ее спать возле своей морды и почти всю ночь не смыкал глаз

На следующий день Льдинка нет-нет да и посматривала на забор, вспомина маму, братьев, луг и свободу... а вечером на заботе опять появился Дикий Ток, только с одним из ее старших братьев. Они опять уговаривали Кошку пойти с ними, оставить дом, но Льдинка отказалась... и опять в эту ночь Пес не сомкнул глаз, зарывшись носом в белую шерсть Льдинки...
На третий день Льдинка перестала играть и есть, она сидела у забора и смотрела на него. Вечером там появились все три ее брата с Диким Током и стали уговаривать Кошку вернуться домой, к матери...
И Льдинка прыгнула на забор, потом оглянулась - Пес встал на лапы и грустно посмотрел на нее, кивая, словно отпуская на свободу... И она помчалась за братьями, радуясь...

Мама обняла ее и умыла, положила спать возле себя, выспрашивая о том, где была Льдинка и что видела. У мамы уже были новые котята, и на следующий день Кошка стала помогать матери... прошло два дня, она бегала по лугу с братьями и диким Током, но с каждым днем она становилась все грустнее... она вспоминала дом, и гусей, и солнце, и Пса...
Через три дня на луг пришагал Толстый Гусь.. не раз он щипал Льдинку за бок и пугал ее... она зашипела, выгнулась, а Гусь лишь дернул клювом и впервые заговорил с ней:
- Пес не ест и не пьет... не встает... ничто его не радует... умрет он...
и потопал Гусь обатно, медленно и грустно...

Льдинка оглянулась на мать, та мягко улыбнулась ей и прошептала: "иди с богом, доброе дитя"... и Кошка помчалась через луг, обгоняя Гуся... она бежала и бежала, пока не достигла деревни, своего забора, вбежала в дом и нашла Пса в том углу, где они всегда спали вместе. Перед ним стояли миски с водой и едой, но Пес к ним даже не притронулся...
- Ешь, я прошу тебя,- она подошла к Псу и села возле его морды, начала, как раньше, зализывать раны на его морде, потом стала кормить его и поить, принося понемногу в зубах.
Улыбались, глядя на это, люди, поставили рядом с кошкой миску со сметаной...
Всю ночь сидела Льдинка возле Пса, не смыкая глаз, а утром он встал, и вместе они пошли во двор, смотреть восход...
На заборе сидел Дикий Ток:
- Так вот на кого ты прменяла нас! на собаку! он же наш враг!
- Он лучше тебя,- ответила Льдинка,- у него есть дом, он трудится, а не слоняется целый день... он верный друг...
- Всего лишь пес!- фыркнул Ток, шипя.
Тут Пес встал на лапы, зарычал и прыгнул. Ток заверещал и бросился прочь.
Потом Льдинка и Пес вернулись в дом, она свернулась комком под боком у Пса, и они оба заснули.

@темы: творчество

21:48 

Я прославилась

Девушка с крыльями и хвостиком
читать вот тут

www.rep.ru/daily/2011/09/28/17706/

написано, конечно, с фактическими ошибками и не очень грамотно, но сам факт... =))

21:13 

Девушка с крыльями и хвостиком
Такими темпами я смогу скоро писать только сметы, цифровые отчеты и компеляции продуктовых статей по кредитам. А, еще звонить по телефону и играть в "футбол", отбрасывая от себя работу, которую делать не хочется или на нее просто тупо нет времени...

Жизнь удается, да, по крайней мере, так считают окружающие. Конечно, если смотреть снаружи, то я успешный и даже счастливый человек. Респектабельная работа с огромной карьерной перспективой и высокой зарплатой, компания, которая будет всегда и в которой все делается для работника, надежность и защищенность. Два года жизни во Франции за спиной, об этом у нас только мечтают обычно. Беглый французкий, на котором говорю, пишу и читаю. Друзья, бросающиеся спасать даже тогда, когда надеешься выплыть сам. Огромная любящая семья, всегда готовая помочь и поддержать.... Любимое хобби, которое доставляет массу удовольствия и в перспективе может дать удовлетворение и даже дополнительный доход, если сделать над собой усилие и не лениться...

У меня есть все? Как же люди ошибаются. Или я просто чего-то не понимаю в этой жизни.

Давно не писала, очень хочется спать, просто катастрофически. Хочется увидеть Питер и снова увидеть Париж. Хочется мягких сугробов снега и смеха. А еще хочется завернуться в мягкий теплый плед, положить голову на колени любящему человеку и прикрыть глаза, слушая музыку двух молчащих душ. Разве нужно говорить, когда нужно лишь чувствовать?

@музыка: Lara Fabian - Mistral gagnant

@темы: настроение

02:07 

Девушка с крыльями и хвостиком
Он стоял у окна, медленно и почти методично курил, поднося сигарету ко рту и выпуская в темноту комнаты сизый дым, окутывавший его и пропитавший за много лет. Он смотрел в темноту, как падает снег, ложась белым ковром на дорогу и крыши, смотрел как-то отстраненно и устало, думая о том, что через два часа ему нужно будет одеваться и возвращаться в пустую квартиру, брать вещи и снова куда-то ехать, кого-то ловить, укрощать, убивать…
- Конде, имей совесть, не кури в комнате.
Он обернулся и посмотрел на красивую женщину, которая села на мятой постели, заворачиваясь в покрывало. Ее длинные русые волосы ореолом окутывали прекрасное тело, на которое падал тусклый свет от фонарей за окном.
Роберт затушил сигарету и потянулся за рубашкой, что валялась на полу.
- Уже уходишь,- хмыкнула она, поднимаясь и накидывая халат.
- Мне на работу.
- Когда приедешь снова?- она подошла и обняла его, как-то по-особому, холодно, отстраненно.
- Я предупрежу,- он медленно высвободился из ее объятий, чтобы надеть рубашку. Она с улыбкой следила за его действиями.
- Накурил – что я теперь ему скажу, когда он вернется?
- Что я был тут,- хмыкнул Конде, надевая брюки и ища свитер.
Она заливисто рассмеялась, запрокидывая голову, хрипло, низко:
- Шутник ты…
Он лишь пожал плечами, заканчивая одеваться и убирая сигареты.
- Уходишь,- почти обвиняюще произнесла она, надув губы.
- В этом нет ничего нового.
- И даже не хочешь взглянуть на нее?
- Она же спит.
- И что?- она взяла его за руку и потянула из спальни по темному коридору. Женщина ступала мягко, словно кошка, не создавая никакого шума босыми ногами по ковру. Роберт покорно следовал за ней, устало прикрывая глаза.
В маленькой комнате, куда они вошли, горела свеча на тумбочке, почти у самой кроватки. Она подвела Конде и остановилась, глядя не на ребенка, что спал безмятежно и как-то умиротворенно, а на мужчину, которого привела показать младенца.
- У нее твои волосы и твои глаза,- почти похвасталась она, гордо и самодовольно.- Жаль, что она не Конде…
- Скажи об этом мужу,- пожал плечами Роберт, глядя на девочку, что посапывала, подложив под голову руку.
- Она выросла, ты заметил? Когда ты видел ее в последний раз? Два месяца назад?- немного обвиняюще, но его это не задело.
- Три,- уточнил Роберт, скользя взглядом по черным волосам, пухлым розовым губам, маленькому ушку. Он всего раз видел девочку бодрствующей – давно, еще год назад, когда она уже научилась сидеть. Тогда на него в упор смотрели два пронзительно-синих глаза с тонкой красной каймой…- Мне пора.
Она кивнула, глядя, как Конде выходит, притворяя дверь, впитывая эти последние секунды присутствия мужчины в доме.
Он вышел на улицу, снег почти сразу покрыл черные волосы. Роберт закурил и посмотрел на часы: у него было еще полчаса. Вздохнул и трансгрессировал к дому Альбуса, зная, что там ему будут рады в любой час, оставляя позади чужой дом, чужую жену и свою дочь, но тоже чужую…

@темы: настроение, творчество, фанфики

21:40 

Девушка с крыльями и хвостиком
- Какой твой любимый фрукт?
- Персик... И банан.
- Ну, ты извращенка!
- ?!

Вопрос: А у вас какой любимый фрукт?
1. Яблоко 
4  (10.81%)
2. Груша 
1  (2.7%)
3. Апельсин/Мандарин 
7  (18.92%)
4. Персик/Никтарин 
6  (16.22%)
5. Банан 
7  (18.92%)
6. Грейпфрут 
2  (5.41%)
7. Абрикос 
1  (2.7%)
8. Ананас 
3  (8.11%)
9. Другой 
6  (16.22%)
Всего: 37
23:45 

Спойлер: слезы в тишине ночи

Девушка с крыльями и хвостиком
Он замер над портретом Димитрия, не обращая внимания на взгляды присутствующих. Стоял, не моргая, губы беззвучно двигались, шепча, пальцы перебирали что-то, что Феликс держал в руках. Эйидль поймала обеспокоенный взгляд Марии и кивнула, предлагая девушке подойти к Цюрри, но та лишь медленно покачала головой, словно призывая дать парню время.
- Я прощаю тебя.
Это прозвучало как «аминь» в церкви магглов, как гром в душном предгрозовом небе, как хлопок, с которым лопнул до предела надутый шарик.
- Я тебя прощаю,- повторил Феликс и положил перед портретом Димитрия старого деревянного солдатика, который, наверное, что-то значил для них, двух друзей. Потом Ящер резко развернулся и ушел так же внезапно, как появился.
И тут же все в зале пришло в движение.

Записки фантазерши

главная